Правомерен ли запрет фотосъемки в магазинах и кафе?

31 декабря 2013
Правомерен ли запрет фотосъемки в магазинах и кафе?

по материалам сайта «АнтиРАО»

Чаще всего на «право собственника» ссылаются тогда, когда необходимо обосновать запрет съемки на территории магазинов, кафе, и тому подобных организаций. При этом в качестве обоснования часто приводится статья 209 Гражданского кодекса, повествующая о содержании права собственности, которая наделяет собственника полномочиями по владению, пользованию и распоряжению своим имуществом. 

По мнению экспертов, ссылающийся совершает фундаментальную ошибку, причисляя сбор информации об имуществе к «пользованию» или «распоряжению» им. Продолжая подобный ход мыслей, можно объявить «пользованием» вообще любое получение информации, включая пристальное рассматривание. Фактически тот, кто вводит на территории своей собственности подобные запреты, пытается запретить другим пользоваться их собственностью, то есть, фотокамерами. Запрет на фотосъемку внутри магазинов и прочих мест оказания услуг имеет, по большому счету, одну реальную причину: владельцы заведений хотят пресечь фиксацию возможных нарушений закона «О защите прав потребителей» и других нормативных актов.

Вся информация о товарах, которую продавец предоставляет покупателю, представляет собой так называемую «публичную оферту», описанную в статье 437 ГК. Доступ к информации, входящей в состав такой оферты, должен предоставляться неограниченному кругу лиц, поэтому она, в соответствии с законом «Об информации…» является общедоступной. То, с помощью чего покупатель будет фиксировать и обрабатывать такую информацию, владелец заведения регламентировать не может.

В Гражданском кодексе есть только одна статья, охраняющая изображение само по себе – это ст. 152.1, «Охрана изображения гражданина». Охраны «изображения собственности гражданина» закон не предусматривает.

Какие-то ограничения могут быть установлены на создание и распространение изображений тех предметов, которые являются произведениями, охраняемыми авторским правом. Однако, авторские права на сделанную фотографию (при условии, что объект авторского права составляет ее основное содержание) будут принадлежать создателю таких предметов, а не их обладателю: по общему правилу, сформулированному в ст. 1227 ГК, «интеллектуальные права» не зависят от права собственности на ту вещь, в которой выражен результат интеллектуальной деятельности, и не переходят вместе с правом собственности. (Третьи лица, в данном случае владельцы, не имеют права по собственной инициативе предпринимать действия по охране интересов обладателя авторских прав. Такое право есть только у правообладателя и лиц, которым он это право в письменной форме предоставил. Поэтому ссылки на нарушение авторских прав при фотосъемке неправомерны).

К тому же, ограничения на доступ к информации могут устанавливаться только федеральными законами. Понятие «доступа» включает в себя не только «получение информации», но и «возможность ее использования», таким образом, любое ограничение такой возможности тоже должно устанавливаться в законе. Запрещая обрабатывать информацию о своей вещи, собственник нарушает, в том числе, и статью 209 ГК, поскольку его действия нарушают «права и охраняемые законом интересы других лиц».

Если же речь идет об организациях, оказывающих услуги, то на них распространяется закон «О защите прав потребителей» (ЗоЗПП). Его восьмой статьей закреплена обязанность продавца предоставить покупателю информацию о товарах. То, как покупатель будет предоставленную информацию обрабатывать, и с помощью чего фиксировать, законом не ограничивается. Кроме этого, статьей 16 данного закона закрепляется недействительность условий договора, ущемляющих права потребителя по сравнению с правилами, установленными правовыми актами. А поскольку «потребителем» считается гражданин, не только приобретающий что-то, но и «имеющий намерение» это сделать, то ЗоЗПП действует уже с того момента, когда он только вошел в магазин с этим намерением.

Правовые акты в этой области, в соответствии со ст. 1 ЗоЗПП, принимает Правительство, поэтому любые ограничения прав потребителей должны содержаться в актах, принятых им, магазин или иное заведение не может их вводить самостоятельно. Наиболее популярным документом в этой области являются «Правила продажи отдельных видов товаров», в которых подобных запретов не содержится.

     Пункт, позволяющий хоть как-то обосновать запрет на съемку, содержится только в пятом пункте «Правил оказания услуг общественного питания», который дает владельцу заведения право устанавливать в местах оказания услуг правила поведения для потребителей, не противоречащие законодательству Российской Федерации.

     Однако, ограничение на сбор информации все-таки противоречит Конституции и закону «Об информации…» Таким образом, любые запреты на фото — и видеосъемку могут вводиться только тогда, когда она перерастает в «нарушение общественного порядка» и начинает мешать другим посетителям.

Тем не менее, иногда может потребоваться согласие на публикацию фотографии от собственника изображенного на ней предмета. Прежде всего – при продаже фото в зарубежные фотобанки или издательства: такое требование содержится в законодательстве некоторых зарубежных стран. Кроме того, согласие может потребоваться при коммерческом использовании фотографий предметов, находящихся в музеях (это, пожалуй, единственный случай, когда собственник может ограничить использование изображений своей собственности).

Кроме того, иногда владелец заведения разрешает съемку за плату, объявляя ее «услугой». Это также незаконно: «услугой», в соответствии со статьей 779 ГК, являются только «действия» или «деятельность». В данном случае имеет место только незаконный запрет, а действия по съемке производит сам посетитель.

Встречается аргумент, будто владелец может запретить фотографировать свое имущество на основании статьи 24 Конституции РФ, которая запрещает «сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия». Однако это возражении построено на неверной трактовке данной статьи Конституции, которая направлена против несанкционированной слежки за гражданами.

Само по себе фотографирование объекта собственности неправомерно считать сбором информации о частной жизни, то есть слежкой за его владельцем. Во-первых, понятие «сбора информации» включает систематическое агрегирование данных, а однократное или эпизодическое фотографирование таковым не является. Во-вторых, понятие несанкционированного сбора информации о частной жизни лица, подразумевает идентификацию последнего. Фотография же объекта собственности без данных о личности владельца не может считаться «информацией о частой жизни лица».


по материалам сайта  «АнтиРАО»

Обновлено 19.09.2018